Плоский сверток

Плоский свертокВ конце беседы хозяин дома принес и бережно положил на столик большой плоский сверток, завернутый в кусок ткани на манер фуросики. В нем оказался диплом лауреата Нобелевской премии со страницами из пергамента и золотая медалр. Тут же лежали две пары белейших перчаток. Я было подумала, что они — тоже атрибут нобелевской церемонии, но выяснилось: перчатки необходимы, дабы не прикасаться руками к реликвиям. К сожалению, я узнала об этом уже после того, как пальцами потрогала пергамент… Он был такой белый, гладкий И тонкий, что казался листом бумаги. На правом развороте — текст по-шведски, на левом красовался рисунок, явно принадлежащий европейскому художнику, хотя мотив был японский — летящие журавли. Должно быть, сюжет рисунка подсказан знаменитым романом Кавабата Ясунари «Тысяча журавлей».

В павильоне, где жил писатель, все выглядело так, как бывает, когда хозяин просто отлучился из дому. Но человеческое тепло уже ушло, а в настоящий музей помещение еще не превратилось, и оттого было неуютно и даже зябко.

Каори-сан вызвался отвезти нас на автомобиле в Литературный музей и настоял на этом, несмотря на все протесты. У ворот, где висел «кирпич», ему с почтительным поклоном вручили бирку «машина по специальному разрешению», что давало право припарковаться у самого входа в музей.

Двухэтажное здание в старинном стиле было окружено прекрасным ухоженным парком. Кавабата-сан выразил желание сам показать его, но на это мы ни за что не согласились, испытывая сильнейшие угрызения совести за то, что отняли у него так много времени. Но по выставке он нас все-таки провел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: