Научные центры страны

Научные центры страныКаори-сан руководит кафедрой русоведения в одном из крупнейших научных центров страны, и я, считая это логичным, задаю ему вопрос о причинах падения интереса к русской литературе, я слышала об этом много раз от самых разных людей. Но, к моему удивлению, Каори-сан такого мнения не разделяет. Что ж, у него, пожалуй, есть для этого основания: написанная им книга «История русской литературы XVIII века» вниманием японцев не обделена.

В Японии принято было усыновление зятя, если в семье не было сына-наследника. Приемный сын, он же — муж дочери, вместе с фамилией тестя и тещи приобретал право наследования. Нередко случалось, что еще при жизни тестя зять становился во главе «дела», поэтому определяющим при выборе жениха оказывалась его профессия — он должен был соответствовать не вкусу своей невесты, а интересам фирмы, если хотел войти в солидное семейство. Одновременно приемный сын вместе с правами по обычаю приобретал и обязанности. «В прежние времена приемный сын должен был блюсти долг чести, с тем чтобы безоговорочно вставать на сторону своих приемных родителей, даже если бы это требовало убить собственных отца или мать»,— пишет В. Овчинников.

В этих словах нет преувеличения, и если в наши дни положение изменилось, до отцеубийства, надо думать, дело не доходит, то груз морального долга по отношению к приемным родителям, ложащийся на плечи молодого человека, все равно очень велик. Но поскольку нынешняя молодежь повсюду, даже в Японии, где традиционные установления все еще имеют большую силу, обнаруживает стремление к независимости от старших, от собственных ли родителей или приемных — неважно, видимо, опасения мадам Рицуко не напрасны.

К Кавабата Каори, однако, подобные опасения никакого отношения не имеют — он не только унаследовал фамилию великого писателя, но и всеми своими делами подтверждает право на это.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: