Повесть Тургенева

Повесть ТургеневаИтак, японец, прочитавший повесть Тургенева, увидел в ней действительную жизнь в самых разнообразных ее проявлениях. Жизнь эта не была приукрашена, ее пронизывала «тоска без тоски»; нечто невыразимое, не передаваемое словами, апеллировало прямо к сердцу читателя; эмоциональное эхо долго еще звучало в душе, вызывая смутные ассоциации.

История интенсивного культурного диалога России и Японии, длящегося уже столетие, необъятна. Темы русско-японских культурных связей не избежал ни один из ведущих наших японоведов, начиная с патриархов Н. А. Невского и Н. И. Конрада. Неустанно трудятся над переводами, библиографиями, исследованиями о писателях — наших соотечественниках — японские русисты. И, несмотря на то что в последнее время приходится слышать сетования на снижение интереса ко всему русскому, все же масштаб и диапазон работы японских коллег не может не поражать: выходят новые и переиздаются многотомные собрания сочинений русских классиков; на японских сценах идут пьесы русских авторов; одних только журналов по русоведснию — пусть малотиражных — насчитывается в Японии 15 наименований!

Хочу еще раз вспомнить Фтабатэя Симэй, о котором шла речь в этой главе. Его судьба глубоко символична: с упорством фанатика стремился он к военной карьере, одержимый манией воевать с русскими. Исчерпав все возможности — он был трижды отвергнут из-за близорукости, юноша решил добиться своего другим путем: поступил на русское отделение Школы иностранных языков с тем, чтобы изучить язык потенциального противника и стать военным переводчиком. Но вышло иначе… Фтабатэй ныне известен как один из первых японских русистов, писатель, проложивший путь современной литературе. В этом ему помогла литература русская, которой он обязан выбором жизненного пути.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: