Открытие корейских портов

Открытие корейских портовПосле насильственного „открытия” корейских портов для империалистических держав страна была поставлена перед настоятельной необходимостью преодолеть феодальную отсталость, покончить с отчужденностью от внешнего мира. Этим далеко идущим переметам, по мысли Ли У corn, должна была содействовать „новая историография, призванная пробудить нацию, насаждать просвещение, распространять знания об окружающем мире” . Именно такие мотивы Ли У сон приписывает историкам — приверженцам „кэхва ундон”. Истоки новой историографии он относит к последним десятилетиям перед „открытием” Кореи, когда „идеология преобразований”, по его мнению, уже шла на смену учению сирхаков. Еще в труде Чхве Ханги „Чигу чонъё”, составленном на основе данных переводных источников, содержались сведения о европейских странах, и отдельные корейские ученые середины XIX в., а также все, кто отвергал неоконфуцианскую ортодоксию, могли познакомиться с достижениями капиталистической цивилизации. Разумеется, у сторонников „кэхва ундон” знания о странах Запада стали более конкретными и систематическими, поскольку они имели возможность посещать иностранные государства. Перед ними, подчеркивает Ли У сон, встала проблема „определить место Кореи в окружающем мире, соотнести ее историю с историей человечества” . Впервые этот вопрос был затронут в книге Ю Гильчуна „Сеге тэсерон”, написанной в 1883 г. . Названные проблемы подробнее были разработаны в другом труде Ю Гильчуна, „Сою кёнмун", созданном на основании впечатлений автора, посетившего в 1888 г. в составе официальной корейской делегации некоторые страны Европы и Америки”. В одном из разделов этой книги, посвященном всемирной истории, Ю Гильчун выделяет четыре стадии развития человечества: дикость , варварство, полуварварство и цивилизацию . К полу — варварским Ю Гильчун причислил народы Восточной н Западной Азии. Соответственно, по его мнению, задача таких стран, как Корея или Китай, состояла в том, чтобы как можно скорее достигнуть стадии цивилизации. Поскольку историографы — приверженцы „кэхва ундон” перешли к всеохватывающей критике институтов традиционного корейского общества, то, как отмечает сеульский историк Ли Гваннин, стала существенно расширяться тематика их исторических трудов. Объектом изучения стала не только политическая история, но и экономическая жизнь, различные стороны культуры и быта народа — вплоть до венских причесок. Примером такого многопланового исследования может служить книга „Тонгук саряк”, созданная в начале XX в. ученым Хён Чхэ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: