Отечественные ученые

Отечественные ученыеРеабилитированный в 1956 г., Н. А. Невский сегодня занимает подобающее ему место среди крупнейших отечественных ученых. В течение двух десятилетий он оставался единственным из востоковедов лауреатом Ленинской премии, которой он был удостоен в 1962 г. посмертно за эпохальный труд «Тангутская филология».

И. А. Невский ушел из жизни молодым, ему было сорок пять лег. Объем сделанного им огромен, поражает разнообразием интересов, глубиной знаний. Но почти все это — архивные материалы, рукописи, в разной степени подготовленные к публикации.

Н. А. Невский постоянно подчеркивал мысль об удивительном, не всегда поддающемся объяснению феномене единства человеческого духа в самых удаленных друг от друга уголках земного шара. Сама личность ученого являет собой пример этого единства. Его вхождение в жизнь Японии было столь органичным, что и в наши дни память о нем не тускнеет, японцы издают книги, статьи, воспоминания, восполняющие пробелы в нашем представлении о Невском — ученом и человеке. Вот некоторые примеры.

На титульном листе книги известного японского ученого Исида Эйитиро «Мать Момотаро. Опыт исторического исследования культуры» есть посвящение: «Моему учителю Николаю Невскому». В предисловии раскрывается смысл этих слов: «В течение двух лет после Кан — тоского землетрясения я учился в Киотоском университете. Дни были полны тревог и сомнений. Этот древний город не оставил у меня ярких воспоминаний. Лишь одно было подобно отдохновенному оазису — занятия русским языком на филологическом факультете, которые проводились по четвергам после полудня. Занятия проходили в атмосфере дружелюбия и душевной гармонии. Причиной тому были человеческие качества и научный потенциал нашего преподавателя, молодого профессора из осакского Института иностранных языков Николая Невского». Исида продолжает: «С течением времени стало ясно, что Невский не только филолог, что его интересы распространяются и на японскую этнографию, что он обладает широчайшей научной эрудицией. У него имелись дружеские связи во всех слоях научных круговЯпонии. От него, иностранца, я впервые услышал имена Янагита, Оригути. И, если вдуматься, мой сегодняшний интерес к антропологии и этнографии был разбужен в те годы этим иностранным ученым».

Основатель японской этнографии Янагита Кунио писал: «Невский всего себя отдавал развитию японской науки». Оригути Синобу называл Невского «иностранцем, понимавшим всю глубину души японца».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: