Кирпич как ностальгия по усадьбам

Кирпич как ностальгия по усадьбам

Для обжига кирпича «усадебной» коллекции производители используют многокамерные кольцевые печи Гофмана.

Эти печи, изобретенные в Германии сто пятьдесят лет назад, вплоть до перехода на конвейерные туннельные печи использовались повсеместно, а затем отошли на второй план, как требующие большего объема ручной работы. Сейчас печи Гофмана вновь популярны: они питаются почти любым топливом, позволяют экономить тепло, но главное их достоинство, важное для современных архитекторов, влюбленных в нюансы винтажного ретро, – в таких печах постоянно изменяется температура, что позволяет добиться уникального разнообразия оттенков цвета, фактуры и рукотворного качества, разумеется, при сохранении соответствия всем современным стандартам. Кроме того, производство становится гибким и позволяет изменять параметры кирпича, производя небольшие, штучные серии под конкретный проект и избегая повторов. Кстати кирпичный завод есть на сайте 24bkz.ru.

Коллекция стартовала с выпуска пяти тестовых серий длинного облицовочного кирпича-ригеля, размером 490х90х37 см. Удлиненный формат способен придать фасадам особую фактуру, напоминающую не столько усадебные дома, сложенные, как правило, из обычного брускового кирпича, сколько полосатую кладку из римской плинфы, что еще более интригует. Впрочем, выбранный сейчас формат – «это лишь демонстрация возможностей производства, и любой элемент фасада сможет быть произведен по лекалам зодчего, поэтому нет никаких ограничений для фантазии архитектора», – подчеркивает руководитель компании-дистрибьютора Дмитрий Самылин.

К слову, заметим, что появление усадебной серии расширяет и культурный контекст продукции завода. Если прежде названия коллекций апеллировали к предсказуемой для Ростова-на-Дону степной и станичной тематике, то теперь производители подчеркивают широту взглядов и амбиций. Об усадебном кирпиче поневоле думаешь, как о явлении более серьезном. Среднерусские усадебные дома, надо сказать, долгое время строились из дерева, покрытого дранкой и штукатуркой, а если барский дом возводили из кирпича – то это уже был дворец, как, к примеру, величественный даже в руинах и приписываемый Матвею Фёдоровичу Казакову, главному архитектору Москвы двухсотлетней давности, дом в подмосковном Петровском-Алабине, вольная реплика палладиевой Виллы-Ротонды: уж и крыша у него обвалилась, и в центре дома воронка как от взрыва, а все стоит, прекрасен в запустении. Русские усадебные дома начали повсеместно строить из кирпича в середине XIX века – примерно тогда же, когда изобрели печь Гофмана, и это были уже не столько палладианские виллы, сколько псевдоготические замки. Готика, когда под рукой нет камня, любит кирпич и умеет им пользоваться, так что неудивительно, что среди названий пробных серий «усадебного» кирпича ростовского завода встречаются Марфино и Муромцево. Но несколько слов об усадьбах-прообразах: коллекции называются «Муромцево», «Марфино», «Крёкшино», «Бородино» и «Велегож».