Звучащий мир

Звучащий мирЗвучащий мир в «Записках у изголовья» соответствует миру зримому: «А вечером, когда набегут легкие облака, где-то в отдаленье прячется крик кукушки, такой неясный и тихий, словно чудится тебе…» То же и в повести Тургенева. Звуки здесь чаще всего далекие, слабые, унылые, замирающие, глухие. «Сдержанный шорох», «легкое чмоканье мелкой рыбы», «сонливый свист встрепенувшейся птички». Вот целая звуковая миниатюра: «Далекий ли крик в поле, до того далекий, что ухо не могло различить, человек ли прокричал, или зверь, или птица,— короткий быстрый топот по дороге: все эти слабые звуки, эти шелесты только усугубляли тишину». То немногое, что звонко, громко, радостно и связано с редкими минутами счастья героини, тонет в обволакивающей все печальной и тихой мелодии. И музыка бала в сцене последней встречи не выделяется из общей тональности звукового решения: «Звуки „однообразного и безумного вальса" то глухо отдавались в отдаленье, то приносились редкими взрывами; тяжело и печально волновала меня эта бальная музыка».

И, наконец, категория ёдзё. Ёдзё истолковывают как послечувствование, «эмоциональное эхо», суггестивность.

Японское искусство использует намек, недосказанность, рассчитывает на встречные эмоции в гораздо большей степени, чем европейское.

«Вечером, когда я в сумерках сидела на веранде, слуга, прятавшийся под большим зонтом, принес мне письмо. С каким нетерпением я открыла его и прочла! Там стояли лишь слова: „Как от дождей прибывает вода…" Но сотни стихотворений не могли бы мне сказать больше!» Этому предшествует отрывок, в котором Сэй — сёнагон повествует о разрыве с любимым. Два дня она ожидала вестей от него, и вот: «Вечером, когда я сидела на веранде…» Что же можно понять из этого завершающего эпизода? Не зная продолжения стихотворения, начальные строки которого стали посланием к Сэй-сёна — гон, мы не можем даже судить, обрадовало ее письмо шЫ опечалило, что, возможно, понятно читателю-япон — цу. А может быть, и нет. Однако это не заботит Сэй — сёнагон, своей цели она уже достигла, слабым отголоском собственного опыта читателя прозвучало для него «эмоциональное эхо» — музыка состоялась. Ее могло бы не быть, если бы все было «досказано».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: