Венеция Востока

Венеция ВостокаОсака, «Венеция Востока», город, расположенный на многочисленных островах дельты, рисовался сказочным королевством на берегу лазурного моря… Могло ли быть иначе? Я выросла в Ленинграде, и с водой у меня было прочно связано представление о Неве, карельских озерах, петергофских фонтанах… Словом, вода — это свежесть, прохлада, прозрачность. Время от времени от артистов, писателей или профсоюзных деятелей, которым посчастливилось увидеть Страну Восходящего Солнца своими глазами, в наши руки попадали изумительной красоты открытки с изображением экзотических дворцов и пагод в облаках цветущих вишен на фоне сверкающей «сахарной головы» Фудзиямы.

С десятого этажа гостиницы я видела ленту скоростной автомобильной трассы, которая пересекала каналы во многих местах; стремительные магистрали, вознесенные на опорах над землей и водой, круто залегали на виражах; в нагромождении зданий современного стиля, несомненно, было свое очарование. Однако удручало, что преобладающий ивет в городском пейзаже был серый, островки зелени попадались очень редко. Даже яркие вкрапления живописных торговых кварталов не примирили меня тогда с Осака.

Особенно разочаровала вода. Какая там голубизна моря, какая свежесть речных струй! Приведу стороннее свидетельство, беспощадное, но, увы, правдивое, оно принадлежит писателю Ёсиюки: «Вблизи города море иссиня-черное. Его отношения с сушей вполне ясны — суша взяла верх над морем. Здесь нет отлогого песчаного побережья, изломанная граница берега образована бетонированными складами, подъемными кранами с мощно разинутыми челюстями, темными громадами газгольдеров. Продираясь сквозь них, море пытается вгрызться в сушу, но эти усилия тщетны. Непрерывно принимая в себя выделения города, море, неподвижное, замершее, испускает зловоние. Трупный запах, мертвое море. Облик его не меняется от времени, изменяется только окраска. Оно бывает красным, оранжевым, серым… Цвет всегда мутный, застойный. Даже если море отражает свет луны, не следует обманываться: под тонкой, сверкающей серебром поверхностью — чернота. И впадающие в залив каналы не приносят свежей воды. Они тоже мутные и зловонные. Каналы— точно следы когтей моря, исступленно пытавшегося вторгнуться в сушу».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: