Пролетарская литература

Пролетарская литератураПодобные пассажи были нормой для пролетарской литературы: она ставила перед собой вполне определенно и просветительскую задачу, стремясь быть в прямом смысле слова руководством к действию для своих читателей. Писатели демократического направления в наши дни наследуют эту традицию, однако в произведениях, которые к этому направлению отнесены быть не могут, также обнаруживаются аналогичные явления.

Так, в нашумевшем романе Мураками Рю «Бескрайняя полупрозрачная синь», где воспроизведены дни и ночи компании молодых наркоманов, подробнейшим образом описаны способы достижения наркотического опьянения, целые страницы словно позаимствованы из пособия по судебной медицине.

Подобные примеры легко умножить. Полицейским протоколом начинается рассказ Нагаи Тацуо «За пеленой дождя»: «19 числа в два часа пополудни в доме безработного Сэндзо Ота, проживающего в городе Ф. префектуры Канагава, были найдены мертвыми в своих постелях…» Сведения наукообразного характера постоянно включает в свои романы Абэ Кобо*

«Плотность коэффициента мимики особенно высока в треугольнике, ограниченном кончиком носа и углами губ. Затем она постепенно уменьшается в такой последовательности: участок между ртом и скулами, участки под глазами и, наконец, у переносицы. Самым низким коэффициентом обладает лоб. Таким образом мимическая функция концентрируется в нижней части лица, в первую очередь вокруг губ». Цитатами из газетных статей, объявлений пестрит рассказ Кита Морио «Желтый корабль», а в рассказе «Оживший страх» Накамура Синъитиро широко использованы выдержки из газет, книг, юридических документов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: