Политика соседних государств

Политика соседних государствРассматривая политику соседних государств — Китая, Японии и России — по отношению к Корее, южнокорейские ученые выделяют прежде всего гегемонистский курс государства-сюзерена, Цинской империи. Отмечается, что генеральный резидент Цинов Юань Шикай стремился поставить под свой контроль всю внутреннюю и внешнюю политику корейского правительства, не гнушаясь и такими авантюрами, как организация заговора в целях свержения Коджона. Вместе с тем, однако, указывается, что притязания Цинской империи объяснялись не столько реальными экономическими интересами, сколько исторической традицией китайского сюзеренитета над Кореей. В силу этого Цинская империя ие препятствовала установлению Кореей договорных отношений с Японией, США и другими государствами, не пресекала экономического проникновения иностранных держав в Корею при условии соблюдения традиционных отношений „сюзерен — вассал” . И хотя, по мнению авторов,.Истории Кореи”, Цинская империя явно превышала свои традиционные прерогативы, с ее стороны не приходилось ожидать серьезной угрозы независимости страны. В обоснование такого мнения южнокорейские историки ссылаются и на крайне тяжелое внутреннее и международное положение самого Цинского государства. „Китаю со всех сторон грозила агрессия западных держав, а внутри страны и после поражения тайпинов повсеместно продолжались восстания. У Китая по одаой только этой причине не могло быть никаких серьезных планов вооруженного вмешательства в дела Кореи. Конечно, некоторые цинские сановники отстаивали абсурдную идею аннексии Кореи, но более дальновидные деятели, такие, как Ли Хунчжан, проводили гораздо более осторожную политику. Хотя Ли Хунчжан санкционировал произвол, Юань Шикая, однако он не одобрял, например, планов свержения Коджона” . Словом, политика Цинской империи в отношении Кореи во многом сводилась к сохранению декорума китайского сюзеренитета. В свою очередь, верхи феодальной Кореи, сохраняя узы вассалитета, Ь дальнейшем могли рассчитывать на вмешательство Цинов в случае событий, подобных восстанию 1882 г., или попытке государственного переворота 1884 г. При этом, по мнению южнокорейских ученых, перед Кореей сохранились перспективы самостоятельной модернизации и превращения в сильную, независимую страну — ведь держава-сюзерен по собственному почину способствовала установлению дипломатических отношений своего вассала с западными государствами. Представляется, однако, что буржуазные историки Южной Кореи, исходя из националистической концепции „самостоятельной модернизации”, явно идеализируют политику Цинской империи. Эта политика была отнюдь не только оборонительной, она воплощала и великодержавные захватнические устремления правящих кругов феодального Китая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: