Корейский историограф

Корейский историографАналогичных исторических концепций придерживался и другой корейский историограф XIII в. — Ли Сынхю. В его сочинении „Чеван унги” основатель Древнего Чосона также называется Тангун, приравниваемый к мифическому правителю древнего Китая Но. При этом Ли Сынхю возводил к Тангуну мифических основателей всех других древних государств Кореи и даже Маньчжурии. Подобная мифологическая генеалогия, согласно Ли Гибэку, обосновывала тезис о. длительности и самостоятельности корейской истории, ее принципиальном равенстве китайской истории, питала дух национального сопротивления в то время, когда еще невозможно было свергнуть силой монгольское иго” . Той же цели — внушить корейскому народу веру в свои силы — служили, согласно Ким Тхзёну, и содержащиеся в „Самгук юса” и „Чеван унги” описания многочисленных чудес. Так, души героев, павших в боях с танскими войсками, помогают воинам Силла одержать победу над захватчиками; дух полководца Ким Юсина добивается покровительства Неба государству Силла; волшебная свирель Ким Юсина помогает Силла отражать вражеские нашествия и бороться с болезнями. Патриотические чувства, продолжает Ким Тхэён, будило и подробное описание Ирёном таких сокровищ культуры и искусства Силла, как девятиярусная пагода Хванъёнса, разрушенная монгольскими завоевателями. Отмечая склонность Ирё — на и Ли Гюбо к сверхъестественному, Ким Тхэён объясняет, что фантастический элемент никогда не был самодовлеющим в их произведениях. „Сверхъестественные деяния вановоснователей государств в описании Ирёна и Ли Гюбо служили движущей силой исторического развития страны, поскольку все фантастическое и героическое противопоставлялось безобразной действительности периода правления аристократии, маскировавшейся конфуцианскими добродетелями” .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: