Голодная смерть

Голодная смертьВ этом рассказе на первом плане — идея унижения человека. Старикам не грозит голодная смерть, скудные крохи общественного подаяния обеспечивают обитателей убежища кровом и пищей, но сознание того, что жизнь их бессмысленна, что они только обуза обществу, страшнее голода и холода.

В начале 30-х годов экономический кризис подтолкнул Японию на путь войны. Милитаризация страны неизбежно должна была вызвать репрессии против демократической оппозиции.

Подъем революционного движения конца 20-х годов сменился правительственным террором. В условиях «чрезвычайного времени» наступление на демократические свободы велось широким фронтом. «Мобилизация всех слоев населения в духе единства нации» — под таким лозунгом проходила реформа обучения и пропаганда «императорской идеологии», разгром демократических организаций и насаждение низкопробных вкусов среди молодежи.

В результате применения «Закона об охране общественного порядка» в стране росло число заключенных в тюрьмы.

Неслучайность названия ясна с первых строк. В описании деревенской усадьбы автор фиксирует внимание на вещах, которые напоминают о том, что дом — обиталище предков. Шкатулка для хранения японских бумажных фонарей — на ней изображен родовой герб; с потолка на веревке свисает старинный барабан — им пользовались в далекие времена феодальных смут, чтобы по тревоге поднимать жителей деревни. Бэндзи извлекает из кладовки старинную рухлядь, вещи, о существовании которых забыли. Подсвечник с огарком свечи, металлическая жаровня в китайском стиле, старинного фасона шкатулка, где Бэндзи обнаруживает ветхие тетради с записями, относящимися к концу прошлого века. Все эти вещи — свидетельства древности рода.

Бэндзи покинул этот дом ребенком. Тогда все, к чему он привык с тех пор как помнил себя, воспринималось безотчетно, как само собой разумеющееся. Теперь восприятие Бэндзи изменилось не только потому, что он стал старше, но и потому, что вернулся сломленным и опустошенным. Его личностное возрождение предполагает освоение внешнего мира заново, однако это происходит совершенно иначе, чем открывает для себя окружающий мир ребенок. Вещи постигаются в их взаимосвязи, сознание приписывает им значимость, может быть, и не существующую объективно, смутные ассоциации рождают ощущение многозначительности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: